Валерий Михайлов

DMPRAVO

Валерий Михайлов

Здравствуйте! Какой у Вас вопрос?

12:57

messenger_opener
Дарья Михайлова

Арбитражный управляющий

Дарья Михайлова

Здравствуйте! Какой у Вас вопрос?

12:57

messenger_opener

Посмертное банкротство в Дагестане Часть 2: Как мы защитили залог и включились в реестр залогодателя на 64 млн руб

Продолжение истории про 5-летний проект, который начался с оспаривания сделки купли-продажи на 150 млн руб., а закончился защитой залога и исключением из реестра требований дружественных кредиторов на 300 млн руб. Рассказ в 3-х частях, потому что в одну его не уместить. Часть 2-я - о том, как мы защищали залог и включались в реестр требований кредиторов умершего залогодателя на 64 млн руб.

Дело №

А15-2401/2017

Проблема

на 64 000 000 руб.

Регион

Республика Дагестан

Начало работы

февраль 2019

Сколько работали

4 года

Результат

Положительный (тьфу тьфу тьфу)

Помимо судов в Дагестане насыщенная и колоритная жизнь. Такой сочной и вкусной баранины, как здесь, вы не найдете нигде. Особенно "пистолеты" (это шашлык из корейки ягненка)

Продолжение

Как мы рассказывали в части 1, наш доверитель купил ресторан за 150 млн руб. А потом продавец умер, и в деле о его банкротстве эту сделку признали недействительной. Мы испробовали все возможности обжалования и пересмотра, но ничего не получилось. Поэтому пришлось просить помощи у третьих лиц, которые выкупили право требования к должнику, по которому ресторан был заложен в обеспечение, у банка, и включились к нему в реестр требований кредиторов.  А потом оставили залог за собой, чем спасли его от реализации. Пока что на объекте куча арестов, и мы до сих пор не можем его выкупить, но основная цель уже достигнута. Как нам препятствовали во включении в реестр требований кредиторов и просили признать залог (ипотеку) прекратившимися, как мы воевали с кредиторами, банком, финансовым управляющим и даже Росреестром, сейчас расскажем. 

От сделки до включения в реестр

Это включение в реестр было необычным. Само заявление в реестр было подано уже через 2 года после начала банкротства. А все, кому не лень, пытались нам в этом воспрепятствовать. Оспаривали залог и даже не давали зарегистрировать сделку в Росреестре. События растянулись надолго:

2012

Кредитный договор, договоры залога и поручительства

В 2012 году между АО "Россельхозбанк" и Сайпуллахом (ИП) был заключен основной кредитный договор на 70 млн руб. Должник в нашей процедуре (умерший в 2016 году Рашид) был залогодателем и поручителем по этому кредиту. В залог Рашид передал свой ресторан, который в 2015 году потом продал нашему доверителю за 150 000 000 руб.

2017-2018

Банкротство и недействительная сделка

В 2016 году Рашид (залогодатель) умер. В 2017 году Рашид стал банкротом (посмертно). В декабре 2018 года договор купли-продажи ресторана признан недействительным. То есть, право собственности на него вернулось Рашиду. Соответственно, и залог по кредитному договору 2012 года перешёл обратно на собственника имущества - Рашида.

2019

Подача заявления о включении в РТК и цессия

В феврале 2019 года (через 2 года после признания должника банкротом) АО "Россельхозбанк" направил в суд заявление о включении его требования в реестр требований кредиторов. Пока ресторан был в собственности нашего доверителя, банк с требованиями к нему не обращался, так как должником своевременно шло обслуживание (погашение) кредита. Но после оспаривания сделки текущий залогодатель стал отвечать признакам банкротства, и банк был вынужден обратиться к нему с требованием погасить кредит за должника. В апреле 2019 года по нашему предложению третье лицо выкупило право требования у банка.

2020

Во включении в реестр отказано

Сначала мы еле-еле просудили правопреемство по договору цессии (так как возражения дружественных должнику кредиторов и финансового управляющего, работающего с ними в связке, шли до кассации). И спустя 2 года после подачи заявления о включении в реестр требований кредиторов нам отказали во включении в реестр (декабрь 2020 года). Причем суд признал залог прекратившимся.

2021

В апелляции мы включились в реестр

В суде апелляционной инстанции мы добились отмены незаконного и необоснованного определения суда первой инстанции, наши требования были включены в реестр требований кредиторов как обеспеченные залогом имущества должника. Кассация (2021 год) оставила судебный акт без изменения. Два пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам (2022 и 2023 год) также оставили судебный акт без изменения. 

Почему кредитору сначала отказали во включении в реестр, и как залог был признан прекратившимся?

Определение Арбитражного суда Республики Дагестан от 08.12.2020 было изложено на 28 листах мелким шрифтом. Судья (председатель состава) очень постарался всё расписать так, чтобы мы потеряли всякую надежду на вышестоящие инстанции. Это был уже третий судья по данному делу, так как двум другим удовлетворили заявленные нами отводы. Других судей в банкротном составе Арбитражного суда Республики Дагестан больше не было. Про отводы по этому делу ждите отдельную статью, потому что их там было заявлено так много, что интересно проанализировать основания. Один судья даже заявлял самоотвод (но председатель состава ему отказал). Во включении в реестр нам отказали по следующим причинам: 1) обременение (залог) прекратилось в связи с тем, что в 2015 году были изменены условия кредитного договора, а изменение условий кредитного договора (продление сроков и перевод долга на другого должника) требовало получения отдельного согласия залогодателя и его супруги, которых не было; 2) продажа ресторана должником была признана недействительной сделкой, т.е. пропущен срок давности на включение в реестр (т.к. недействительная сделка не влечет правовых последствий, и банку следовало включаться в реестр сразу же после начала банкротства Рашида, не смотря на уже проданное им залоговое имущество); 3) в договорах залога и поручительства много опечаток; 4) срок исполнения обязательств по кредитному договору от 2012 года наступил в 2017 году, когда залогодатель был признан банкротом, то есть, опять пропущен срок давности; 5) поручитель умер в 2016 году, поэтому поручительство прекратилось; 6) смена залогодержателя (с банка на нашего кредитора) не была зарегистрирована в Росреестре, поэтому нет доказательств действительности залога; 7) объект не был возвращен в конкурсную массу, то есть, нельзя признать требования обеспеченными залогом. 

Как мы это исправляли:

№1

ДЕЙСТВИЕ

Иск об обязании Росреестра зарегистрировать сделку

Так как одним из доводов наших противников было то, что сделка по смене залогодержателя (в результате замены кредитора по цессии) не прошла регистрацию в Росреестре, мы подали иск к Управлению Росреестра по Республики Дагестан об обязании произвести регистрацию. Также мы заявили о признании незаконными отказов Росреестра в регистрации договора цессии, на основании которого обременение (залог) должно было стать зарегистрированным в пользу нашего доверителя Мадины. Росреестр отчаянно не хотел регистрировать эту сделку. Причин мы до сих пор не знаем. Но основания для отказов в регистрации (или приостановления регистрации) всегда были разные: начиная от наличия иных обременений (арестов из-за банкротства собственника), заканчивая тем, что госпошлина за регистрацию была уплачена без указания кода УИН. Хотя наличие арестов из-за банкротства - не основание для отказа в регистрации, мы часть арестов, ранее наложенных судами по разным обособленным спорам, всё же сняли. Через суды и судебных приставов.  Госпошлину тоже заплатили несколько раз - и с УИН, и без УИН. Но Росреестр искал новые основания для затягивания регистрации. Вообще УИН - это набор символов, которые даёт Росреестр или МФЦ при подаче документов на регистрацию. После получения бумажки с номером УИН можно оплатить госпошлину конкретно по этой сделке, указав этот УИН. Но даже без указания в квитанции УИН сделка считается оплаченной, так как в регистрационное дело прилагается чек об оплате. В итоге Ленинский районный суд г. Махачкалы признал незаконными отказы и приостановки Росреестра, и обязал его зарегистрировать переход обременения в пользу Мадины.  Дело рассматривало два судьи. Первый судья заявил себе самоотвод, так как он оказался одногруппником Мадины. Второму же судье был заявлен отвод. Угадайте, кем? Нет, не нами - Росреестром! Основания были оглашены устно, выглядели как-то дико, а на вопрос Росреестру, зачем он заявил судье отвод, представитель сказал, что он нас порррвёт и победит 🐯 Апелляция (поданная Росреестром) оставила решение первой инстанции в силе. 

Представитель Управления Росреестра по Республике Дагестан

Я сделаю всё возможное, чтобы суд отказал в вашем иске, хоть каждое заседание буду отвод заявлять!

№2

ДЕЙСТВИЕ

Апелляционное обжалование

Решение Ленинского районного суда г. Махачкалы нам особо не помогло. Чисто закусились с Росреестром и всё. После того, как решение Ленинского районного суда г. Махачкалы вступило в силу, все просто перестали ссылаться на отсутствие регистрации перехода прав на залог и начали придумывать новые доводы.  После того, как определением Арбитражного суда Республики Дагестан от 08.12.2020 Мадине отказали во включении в реестр требований кредиторов, а залог признали прекратившимся, получилось так, что Мадина зря платила 64 млн руб. за выкуп долга к Рашиду. А, как вы знаете, банки в договоре цессии всегда пишут, что цессионарий всё понял, всё проверил и сам виноват, если что. Назад дороги не было и нам надо было обжаловать этот судебный акт. Мы подготовили огромную апелляционную жалобу, тоже на 27 страниц мелким шрифтом, разобрали каждый, даже самый незначительный вывод судебного акта. А судебный акт был настолько обширным и захватывал самые разные основания для отказа в удовлетворении заявления, что мы даже сомневались в адекватности нашей апелляционной жалобы. Настолько она получилась большая и эмоционально окрашенная.  Но Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд всё же принял наши доводы во внимание, разобрался в документах и отменил определение Арбитражного суда Республики Дагестан от 08.12.2020, включив Мадину в реестр и отказав в признании залога прекратившимся. Основания для отмены судебного акта:   1) апелляционный суд установил, что изменение условий кредитного договора (продление сроков и перевод долга на другого должника) требовало получения отдельного согласия залогодателя и его супруги, но исходя из буквального толкования договора, эти согласия заблаговременно были даны в самом договоре, а иные запреты сторонами не оговаривались; 2) срок давности на включение в реестр не пропущен, так как срок для банка начал течь со дня признания сделки, по которой право собственности на объект перешло от должника к третьему лицу, недействительной; 3) опечатки в договорах не приводят к непониманию его условий и на суть дела не влияют; 4) срок исполнения обязательств по кредитному договору от 2012 года наступил не в 2017 году, когда залогодатель был признан банкротом, а когда обслуживание кредита прекратилось (в 2018 году); 5) поручительство не прекратилось после смерти поручителя, так как поручитель признан банкротом; 6) смена залогодержателя в итоге была зарегистрирована в Росреестре; 7) объект был возвращен в конкурсную массу по акту приема-передачи; 8) банк признан добросовестным залогодержателем. 

№3

ДЕЙСТВИЕ

Защита в кассации

Возражающая сторона на этом не остановилась. Напомню, всё банкротство умершего Рашида возникло на основании трёх одинаковых договоров займа с Маратом, Арсланом и Ахмедом на общую сумму долга в 300 млн руб. И целью банкротства было получить то имущество должника, с залогом на которое мы теперь включились в реестр. Поэтому параллельно пришлось оспаривать эти три договора займа (через обжалование решений суда общей юрисдикции, на основании которых дружественные должнику кредиторы включились в реестр), и отстранять финансового управляющего. И то, и другое удалось сделать только в апелляции. Но об этом речь пойдет в других статьях, на соответствующие темы. А пока остановимся на кассационном обжаловании нашего включения в реестр. С кассационными жалобами в кассацию пошли и мы (так как мы хотели, чтобы в реестр включили отдельно долг по договору поручительства - мало ли, залог отменят, а мы пролетим с поручительством, но потом мы от этого требования отказались).  Также с кассационной жалобой в суд пошёл дружественный должнику кредитор Марат (требования которого на 115 млн руб мы параллельно оспаривали в Верховном суде Республики Дагестан). После того, как решение Марата сломалось в Верховном суде Республики Дагестан, кассационную жалобу на наше включение неожиданно подал ещё один кредитор - АО "Инвестторгбанк". Правда, это была копия жалобы Марата. Слово-в-слово. Важно понимать пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции. Так как их непонимание может привести к неверным доводам кассационной жалобы, и, следовательно, к отказу в её удовлетворении. Суд кассационной инстанции не может переоценивать доказательства или давать судам указания, как следует оценить то или иное доказательство. Оценка доказательств - это только первая и апелляционная инстанция. В кассацию можно жаловаться только на существенное нарушение судами норм материального и/или процессуального права, что привело к неправильному решению.   Здесь на неправильную оценку доказательств кредиторы не ссылались, и честно говоря, за судьбу нашего включения мы переживали. Ведь доводов было много, и кассации достаточно было отменить только один вывод и всё, в реестре мы бы уже не находились. Но суд кассационной инстанции указал, что апелляция рассмотрела дело правильно, и даже добавил, что можно было ещё прислушаться к нашим доводам, не получившим оценку в судебном акте, которые также подтверждают правомерность наших требований к должнику.

№4

ДЕЙСТВИЕ

Защита от пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам

Наши противники подали кассационную жалобу в Верховный Суд России, который отказал в её рассмотрении коллегией. К тому моменту кредитор Марат уже был исключен из реестра требований кредиторов Рашида, о чём подробно расскажем в следующей статье.  Поэтому через АО "Инвестторгбанк" Марат решил подать заявление о пересмотре нашего включения по вновь открывшимся обстоятельствам.  Основанием для пересмотра они указали то, что был оспорен договор перевода долга по кредитному договору 2012 года (то есть, в 2015 году долг был переведен на третье лицо, а в 2021 году перевод долга признали недействительной сделкой, и вернули всё на круги своя). Но сначала они возражали против включения Мадины в реестр на том основании, что как раз был совершен перевод долга (и залогодатель якобы не давал согласие отвечать своим имуществом за нового должника). А теперь стали говорить обратное - что отмена этого перевода долга влечет необходимость пересмотра включения Мадины в реестр, так как она действует со злоупотреблением правом. Потом АО "Инвестторгбанк" передумал всем этим заниматься, и Марат выкупил у него 2 000 000 руб. долга на своё лицо - Шамиля. А Шамиль вообще раньше был адвокатом Рашида (умершего должника) в его уголовном деле. Шамиль залетел в процедуру как орёл и подал уже 30 жалоб на арбитражного управляющего, не считая других заявлений. Деньги ему тут не нужны, и даже погашение реестра третьим лицом его не устроило - он хочет здесь только работать и писать жалобы. Пусть они и без удовлетворения все остаются, ему не важно.   Но не смотря на такую активность, в пересмотре нашего включения всё же отказано.

Что дальше?

Всё это Шамиль обжаловал в вышестоящие инстанции. Потом подал заявление об исключении Мадины из реестра требований кредиторов. Но ему во всём отказали.  Сейчас уже 2023 год, и Шамиль продолжает писать жалобы и заявления в деле о банкротстве. Оспаривает торги, оставление предмета залога за залоговым кредитором, действия арбитражного управляющего. Ещё на Дарью пишет жалобы (в Росреестр, как на арбитражного управляющего в других делах), так как Дарья представляла интересы Мадины, а ему это не нравилось. Но все жалобы отказные. Может это из-за того, что он пишет разными шрифтами и без выравнивания?

Выводы:

1. Писать нужно одним шрифтом весь текст (Times New Roman, 12пт). С выравниванием по левому краю и по центру. С одинаковыми абзацами и междустрочным интервалом. 2. Хоть сколько можно писать в суд и что-то новое придумывать, но если и правда не на вашей стороне, и мы, то у вас ничего не получится. 3. Защита интересы сторон в делах о банкротстве в Республике Дагестан приводит к ограниченной энергии и сильному стрессу (замер стресса сделан после очередного судебного заседания в 2020 году и остался в скриншотах):

Если у вас есть вопросы про банкротство и оспаривание сделок, задавайте их на dm@dmpravo.ru. DMPRAVO © 14.07.2023

Footer logo

DMPRAVO © 2017 - 2023