Валерий Михайлов

DMPRAVO

Валерий Михайлов

Здравствуйте! Какой у Вас вопрос?

5:47

messenger_opener

Как мы спасли бенефициаров промышленно-строительного предприятия от субсидиарки на 837 млн руб.

Рассказываем, как мы вытащили из беды предпринимателя и его маму, которых пытались привлечь к субсидиарной ответственности на ярд в деле о банкротстве завода металлоконструкций ПАО "Аэропортстрой", входящего в группу компаний "ПСК Пулково".

Дело №

А56-68123/2014/суб

Проблема

на 837 429 570 руб.

Регион

Санкт-Петербург

Начало работы

май 2021

Сколько работали

20 месяцев

Результат

Положительный

Предыстория

В проектно-строительный холдинг "ПСК Пулково" входило три предприятия: ООО "Петропанель", АО "Петропанель" и ОАО "Аэропортстрой". Холдинг проектировал и строил производственные комплексы из произведённых им сборных металлоконструкций. Предприятие ОАО "Аэропортстрой" существовало ещё с военного времени, строило военные и фронтовые аэродромы, восстанавливало и строило промышленные объекты, в том числе мобилизационного значения. Деятельностью группы компаний руководил Климов Валерий Исакович - заслуженный строитель РФ, после кончины которого и началось банкротство группы компаний. В 2014 году было возбуждено дело о банкротстве ПАО "Аэропортстрой", а также иных предприятий, входивших в холдинг "ПСК Пулково". Инициатором банкротства стали банки (ВТБ и Сбербанк), так как выданные ими кредиты перестали обслуживаться. После трагического события наследники Валерия Исаковича (его супруга Вера Владимировна и сын Александр) стали непосредственными участниками многочисленных судебных тяжб.  Александр выступал поручителем по кредитам бизнеса своего отца и являлся руководителем иных предприятий, входивших в структуру холдинга. Это обстоятельство и нацелило на него все претензии кредиторов.  Когда Александр пришёл к нам на консультацию, его уже привлекли к субсидиарной ответственности на 600 миллионов рублей, и он уже был банкротом, поэтому не сильно переживал за новое заявление о его привлечении к субсидиарке. Миллиардом больше, миллиардом меньше. Его это как-то не сильно волновало.  На момент нашей встречи Александр уже 6 лет судился с кредиторами и контрагентами, и пришёл только по настойчивой рекомендации знакомого. Сразу сказал, что ни на что не надеется, но может мы что-то сможем сделать. Тот же знакомый попросил нас помочь Александру, несмотря на то, что всё это 6-ти летнее дело выглядело, мягко говоря, тухло. Да и перечитывать все материалы всех дел за 6 лет нам не очень-то и хотелось. Ещё больше мы загрустили, когда увидели, что можно было избежать и первой субсидиарки, но из-за неверной юридической защиты её всё же Александру впаяли. Какую-то конкретную задачу Александр нам не поставил. И будучи привлечёнными к делу только на седьмом году судебных баталий, мы принялись за работу по некоторым смежным делам, но решили всё же попробовать разобраться и с субсидиарками по основному вопросу, ведь именно такое бремя ответственности мешало Александру вести нормальную жизнь. Про весь комплекс работ мы рассказывать не будем, так как такой рассказ по размеру будет похож на четыре тома романа "Война и Мир". Но сделаем спойлер: 9-тилетняя война в итоге привела к миру. В данной статье мы осветим работу только по обособленному спору о привлечении Александра и его мамы к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве ПАО "Аэропортстрой".

Основания привлечения директора и акционера должника к субсидиарной ответственности

Александр в данном споре являлся директором должника, его мама - только акционером, который никаких решений в бизнесе не принимал. Поэтому основания для субсидиарной ответственности Александра как директора и его мамы как акционера (участника, учредителя) должны быть разные, так как их роль и участие в деятельности должника сильно отличаются.  Если директор непосредственно принимает влияющие на деятельность предприятия решения, перечисляет деньги со счета, покупает и продаёт активы, заключает договоры, то акционер обычно просто существует на бумаге и получает дивиденды (если они есть). Подробно про основания привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности мы писали здесь. В своём заявлении конкурсный управляющий указал, что раз Александр с 2014 по 2017 год был директором должника, а его мама по документам являлась акционером и председателем совета директоров, то они оба являются контролирующими должника лицами. И вменил нашим ответчикам следующие обстоятельства: 1. Неподача заявления о банкротстве.  2. Поведение Александра, которое привлекло к банкротству. 3. Совершение сделок, причинивших вред кредиторам.  4. Уклонение от взыскания дебиторки.  В принципе, смысл был в каждом доводе, но везде что-то было не так (то сроки не те, то суммы неподходящие для субсидиарки, то нет доказательств). Для нас самым проблемным основанием показался четвертый пункт - ведь за невзысканную дебиторку обычно летят все субсидиарщики. Тем более, что дебиторская задолженность была на 67 миллионов рублей, да ещё и к аффилированным лицам должника. Первый пункт (неподача заявления о банкротстве) вменялась нам в связи с тем, что долги по налогам появились у должника в 2013 году, а на банкротство он не подавал, принимая на себя новые обязательства.  Третий пункт (совершение сделок) включал в себя всего лишь две сделки: договор охраны завода и договор аренды производственных помещений по низкой цене. Сделка с охраной нам не казалась существенной проблемой, но вот аренда основного производственного комплекса за 300 тыс. рублей в мес. с последующим снижением арендной платы на 90% вызывала вопросы.    Ещё мы были обеспокоены пунктом два - потому что здесь речь шла о заключении кабального для должника договора поручительства по кредиту суммой в 510 000 000 руб., но этот кредит был взят до того, как Александр стал директором, поэтому мы быстро успокоились. А конкурсный управляющий вменял нам не сам факт заключения договора поручительства (что было бы логичным, так как это сделка), а бездействие по его расторжению (имея ввиду, что договор поручительства надо было расторгнуть - только вот какой банк будет его расторгать?).

Первая инстанция

1. Позиция конкурсного управляющего. Конкурсный управляющий в этом деле был выходцем одной из сильнейших юридических структур по банкротству. Скажем честно, в этом деле мы получили огромное удовольствие от работы с такими грамотными юристами. Все позиции ими готовились понятно, структурированно, со всеми ссылками на практику и доказательства. Доносилась позиция суду тоже на высоком уровне. Здесь не было хамского общения, вранья и поддельных документов, литров воды и жалобно-заикающихся речей в суде, что можно встретить в большинстве таких дел. Поэтому мы их немного опасались, но очень хотели выиграть. Конкурсный управляющий указал, что подаёт заявление о субсидиарке в связи с тем, что проведенные торги по продаже имущества должника не покрыли всю сумму требований кредиторов, и остаток предлагал взыскать с контролирующих должника лиц. Тем самым конкурсный управляющий обосновал, что им не пропущен срок давности, который, по нашему мнению, истек. Ведь наблюдение было введено в 2018 году, а субсидиарка подана в 2021. Конкурсный управляющий говорил о том, что он не должен был подавать на субсидиарку раньше, потому что думал, что ему хватит денег от продажи имущества должника. Но их не хватило.   2. Позиция ответчиков (наша). Мы начали с того, что попытались вывести маму Александра из статуса контролирующих должника лиц, указывая, что она никаких решений в деятельности должника не принимала, и что её участие в органах управления должником было формальным. В действительности же Вера Владимировна была пенсионером, и работала преподавателем английского языка с самого начала своей карьеры и по настоящее время. Никаким бизнесом она не занималась. Всё это вёл её муж и сын.  Основная наша позиция строилась на следующем.   2.1. Неподача на банкротство. Мы обнаружили, что конкурсный управляющий решил не доказывать дату наступления объективного банкротства должника, а только указал на наличие долгов, возникших после того, как накопился долг по налогам. Но долг по налогам не указывает на наличие признаков банкротства, тем более, что впоследствии он был погашен самим Александром из личных средств.  Мы представили в суд бухгалтерский баланс должника, где было видно, что признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на дату возникновения долга по налогам у должника не было, так как стоимость его имущества превышала стоимость долгов. Соответственно, обязанности подавать на банкротство не было. 2.2. Поведение Александра.  За поведение Александра к субсидиарной ответственности привлекался только сам Александр (хотя логично было бы вменить её и его маме, как существенный недостаток в воспитании, раз уж она тоже ответчик - само собой, это шутка).  Мы заявили, что Александр не мог расторгнуть договор поручительства, так как это не зависит от его желания (банк всё равно ничего не расторгнул бы, даже если бы Александр к ним с этим обратился).  А кредитный договор и поручительство необходимы были должнику и его группе компаний, имеющих единый экономический интерес. Такая позиция по необременительному поручительству в группе компаний высказывалась Верховным Судом РФ в Определении от 15.02.2019 № 305-ЭС18-17611, так как в результате такой совместной деятельности выгоду должны получить все члены группы. И субсидиарки здесь нет. 2.3. Сделки.  По двум вменяемым ответчикам сделкам мы утверждали, что они не привели к неплатежеспособности должника. И не являлись крупными сделками (то есть, существенными - в понимании пункта 23 Постановления Пленума ВС РФ №53 от 21.12.2017). Опять же показывали суду бухгалтерский баланс должника, считали 25% от цены его активов на последнюю отчетную дату и настаивали на том, что сделки не являлись для должника существенно убыточными. А если так, то и основания для субсидиарной ответственности не имеется. Сама по себе спорная, подозрительная или уже недействительная сделка не может привести к субсидиарке, если после неё должник не утратил возможность вести основную деятельность или не приобрел признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества.   2.4. Бездействие по дебиторке.  Здесь мы указывали, что во-первых, конкурсным управляющим не представлены доказательства наличия дебиторской задолженности в заявленном размере, во-вторых, дебиторка группы компаний была взаимная (друг другу все были должны, а должник задолжал ещё большие суммы, чем задолжали ему), в-третьих, реальная возможность взыскания денег с дебиторов не подтверждена. И снова ссылались на то, что вменяемый размер невзысканной дебиторки не являлся существенным для должника согласно его балансу (который составлял почти 1 млрд руб.). 3. Суд (Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, судья Голоузова О.В.). Нам очень повезло с судьёй (не считая её задержек по 3 часа). Но мы проиграли. Суд переписал доводы конкурсного управляющего и привлёк Александра и его маму к субсидиарной ответственности по долгам ПАО "Аэропортстрой". Наши доводы остались без особого внимания (кроме довода о пропуске срока исковой давности, который суд отклонил, поддержав позицию управляющего). Через год после подачи заявления о привлечении к субсидиарке в суд, а именно 01.04.2022 состоялся первый судебный акт по этому обособленному спору.

Вторая инстанция (апелляция)

1. Позиция ответчиков (наша). На определение суда от 01.04.2022 мы подали две апелляционные жалобы - одну от Александра, другую - от его мамы. Доводы апелляционных жалоб повторяли нашу позицию, изложенную в суде первой инстанции. Новых доводов апелляционные жалобы не содержали, и состояли из возражений на сделанные судом первой инстанции выводы. 2. Позиция конкурсного управляющего.  В апелляции накануне судебного заседания конкурсный управляющий представил отзыв, который тоже повторял его доводы, изложенные в суд первой инстанции.  Также к делу подключились некоторые конкурсные кредиторы, поддержав позицию конкурсного управляющего.  3. Суд (Тринадцатый арбитражный апелляционный суд, председательствующий судья Герасимова Е.А., судьи Бударина Е.В., Титова М.Г.).    В судебное заседание пришло 5 человек: три от кредиторов, один от управляющего и один от ответчиков (от нас). Суд апелляционной инстанции почти слово-в-слово переписал выводы суда первой инстанции, отклонив наши апелляционные жалобы в полном объеме (по всем доводам и основаниям субсидиарной ответственности).  Это нас немного расстроило, так как мы понимали, что шансы на победу уменьшились ещё на 30%, и надежда оставалась только на суд кассационной инстанции. Но здесь тоже была своя специфика - так как суд кассационной инстанции не может оценивать и переоценивать доказательства, мы могли ссылаться только на существенное нарушение судами норм материального или процессуального права. Не заявляя о какой-либо переоценке доказательств. 14.06.2022 был вынесен второй судебный акт по этому обособленному спору. И с этого момента субсидиарка вступила в законную силу.

Третья инстанция (кассация)

1. Позиция ответчиков (наша). На определение суда от 01.04.2022 и постановление апелляции от 14.06.2022 мы подали две кассационные жалобы - одну от Александра, другую - от его мамы. Доводы кассационных жалоб снова повторяли нашу позицию, изложенную в судах первой и апелляционной инстанции. Новых доводов кассационные жалобы не содержали, и состояли из возражений на сделанные судами первой и апелляционной инстанции выводы. Мы заявляли о нарушении судами норм материального права - в части определения начала возникновения признаков объективного банкротства, определения существенности вменяемых в вину сделок и снова говорили о пропуске конкурсным управляющим сроков исковой давности по субсидиарной ответственности (так как заявление было подано более чем через 3 года с даты, когда конкурсный управляющий узнал о наличии оснований для субсидиарки). 2. Позиция конкурсного управляющего. В кассации снова накануне судебного заседания конкурсный управляющий и кредиторы представили отзывы, но суд кассационной инстанции решил их не принимать, так как всё это было не заблаговременно. Новых возражений в отзывах не было. 3. Суд (Арбитражный суд Северо-Западного округа, председательствующий судья Яковец А.В., судьи Казарян К.Г., Кравченко Т.В.). В судебное заседание пришло 3 человека: два от кредиторов, один от управляющего. Мы в суд кассационной инстанции не пошли, так как обычно кассация внимательно читает материалы дела и не нуждается в дополнительных пояснениях и разглагольствованиях. 19.09.2022 суд кассационной инстанции удовлетворил наши кассационные жалобы, отменил определение суда от 01.04.2022 и постановление апелляции от 14.06.2022 и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Кассация отметила, что по сроку исковой давности мы заблуждаемся, так как он начинает течь не с даты введения наблюдения (даже если тот же арбитражный управляющий назначен временным управляющим), а с даты, когда арбитражному управляющему стало известно, что денег конкурсной массы не хватит на расчеты с кредиторами - в данном случае кассация поддержала доводы управляющего, что этот срок начинает течь с даты окончания торгов и определения стоимости проданного имущества должника. Но по всем остальным доводам суд кассационной инстанции с выводами судов первой и апелляционной инстанции не согласился, поддержав наши доводы и порекомендовав судам их тщательно проверить. 

Новое рассмотрение Первая инстанция

На новом рассмотрении в суде первой инстанции конкурсный управляющий поддержал свою позицию, представил уточнения заявленных требований. Расширил свои доводы и дополнил тем, что если нет состава для субсидиарки, то с ответчиков можно хотя бы взыскать убытки (не менее чем на 102 566 966 руб.). Всего на новом рассмотрении было подано три новых отзыва и три возражения на них. Доводы сильно не отличались, всё ходило вокруг да около первоначального заявления. С учетом позиции суда кассационной инстанции, суд принял во внимание наши доводы, признал их обоснованными, а заявление конкурсного управляющего - не подлежащим удовлетворению. 30.01.2023 при новом рассмотрении дела в субсидиарке было отказано. Судебный акт вступил в законную силу, а Александру и его маме стало легче жить миллионов так на 837. А результат спора по этой субсидиарке в совокупности с нашим участием в деле о банкротстве стал одним из поводов для примирения сторон корпоративного конфликта в войне, которая длилась более 9 лет.

Выводы

1. Никогда не сдавайся. Даже если кажется, что уже всё потеряно. Рано или поздно кассация что-то отменит. 2. Всегда участвуй во всех делах, где ты привлечён стороной. Забить и ничего не делать - плохая стратегия. Лет через 5 можно об этом пожалеть. 3. По сложным вопросам иди к узким специалистам, которые занимаются такими проблемами, как твоя, уже лет 10. Например, никто не знает и не любит банкротство и субсидиарки так, как их знаем и любим мы. Если у вас есть вопросы про субсидиарку, задавайте их на dm@dmpravo.ru.  DMPRAVO © 21.06.2023   

Footer logo

DMPRAVO © 2017 - 2023