Валерий Михайлов

DMPRAVO

Валерий Михайлов

Здравствуйте! Какой у Вас вопрос?

12:57

messenger_opener
Дарья Михайлова

Арбитражный управляющий

Дарья Михайлова

Здравствуйте! Какой у Вас вопрос?

12:57

messenger_opener

Моя компания - должник. Как выбрать юристов по банкротству.

Зачем нужен юрист по банкротству, сколько он стоит и как его выбирать - рассказываем на примере истории из личного опыта. Путь от штатного юриста, ничего не понимающего в банкротстве, до руководителя юридической компании в сфере банкротства. Набитые шишки и полученные из этого уроки: почему юрист по банкротству должен иметь узкую специализацию, и к чему приводит обратное.

Арбитражный управляющий и юрист по банкротству

Юрист по банкротству и арбитражный управляющий - это не одно и то же. Арбитражный управляющий - это независимое лицо, которое назначается судом вместо руководителя компании-банкрота. Арбитражный управляющий продаёт имущество должника, оспаривает сделки, привлекает бывшего директора к субсидиарной ответственности и производит расчёты с кредиторами. Его цель - максимально пополнить конкурсную массу и рассчитаться с кредиторами. Арбитражный управляющий - это подотчётное лицо, работа которого вдоль и поперёк регулируется законом, и шаг влево - шаг вправо могут привести к признанию его действий незаконными и взысканию с него убытков. Юрист по банкротству - это непосредственно представитель, который должен быть у должника в случае его банкротства. Он не связан с арбитражным управляющим и заинтересован в том, чтобы долги списались, бывший директор остался без субсидиарки, а сделки были сохранены.  То есть, задачи у арбитражного управляющего и юриста, защищающего интересы должника в банкротстве, совершенно противоположные.

Юридическая помощь при банкротстве юридического лица

Готовясь к банкротству компании, её собственники делают выбор между вариантами дальнейшей юридической поддержки. Это может быть: 🔹Привлечение штатного юриста к задачам в банкротстве. 🔹Поиск частнопрактикующего юриста-фрилансера для передачи ему задач в банкротстве. 🔹Заключение договора с адвокатами или с юридической компанией общего профиля. 🔹Передача дел юридической компании, практикующей в сфере банкротства. Есть ещё один вариант - договориться с арбитражным управляющим, но этот вариант не спасёт ни от одной проблемы, которая может возникнуть в процедуре банкротства должника. Ведь арбитражный управляющий - это исполнитель, который работает в строго определённых рамках с целью удовлетворить требования кредиторов. У него есть определённый набор мероприятий, список задач и дел, которые он обязан выполнить. Договариваясь с арбитражным управляющим, должники заключают договор с дьяволом: 👹 во-первых, они продают душу и подписываются на бездонное абонентское обслуживание (ежемесячно арбитражный управляющий будет просить денег, когда начнутся проблемы - будет просить ещё больше, а когда вы не оплатите какой-то новый платёж - откажется с вами работать, перейдя на другую сторону); 👹 во-вторых, в ответ они не получают никаких гарантий (так как арбитражный управляющий их никак не может дать - его задачи не сходятся с интересами должника, а противоречат им); 👹 в-третьих, всё это не законно, и за передачу арбитражному управляющему денег с целью совершения или несовершения им каких-либо действий наступает уголовная ответственность, а называется всё это - коммерческий подкуп. Поэтому этот вариант нужно сразу исключить. Арбитражный управляющий должен работать по своей программе, делать то, что ему предписывает закон, и получать за это своё вознаграждение по закону. А вот юрист по банкротству уже может повлиять на то, чтобы банкротство завершилось для должника благоприятно. На рисунке внизу представлена сравнительная таблица участия юристов в обособленном споре по делу о банкротстве юридического лица. 

И опыт сын ошибок трудных...

Из личного опыта руководителя юридической компании DMPRAVO Дарьи Михайловой: "Давным-давно, более 10 лет назад я была штатным юристом. Работала в группе компаний в сфере строительства и управления недвижимостью. И конечно, как и большинство штатных юристов, ничего не соображала в банкротстве.  Так сложилось, что одна из компаний попала в банкротство. Я тогда ещё не понимала, что такое контролируемое банкротство, свой арбитражный управляющий и т.д. И в той компании так и получилось. То есть, одно из банкротств было спокойное, подконтрольное. Арбитражному управляющему тогда платили по 300 тыс. руб. в месяц, для выполнения определённых задач, направленных на сохранение имущества, закрытие сделок и завершение процедуры со списанием долгов. Поверхностно ознакомившись с законодательством о банкротстве (которое глубже было не изучить физически - времени на это не было), я выполняла поручения руководства и думала, что у меня всё отлично получается. Но моё руководство тоже не соображало в банкротстве. И из моей работы, направленной на "Дарья, надо отложиться" и "Дарья, надо сходить в заседание", получалось мало действительно полезного. Но тогда мне так не казалось - я чётко выполняла то, что от меня ждут, и о другом даже не задумывалась. В какой-то момент собственники группы компаний после пелены интриг и сплетен передумали оплачивать услуги своего арбитражного управляющего. И арбитражный управляющий сразу же начал работать против должника. Из одной банкротной компании вытекло банкротство ещё пятерых компаний. Полетело оспаривание сделок, субсидиарка, уголовные дела и обыски.  Моё руководство не придумало ничего лучше, чем поставить в защиту от всего этого дерьма меня - ни разу не сталкивавшуюся с банкротством молодую девочку-юриста. Для меня это была школа жизни, которая научила меня всему, что я умею. Что-то я делала правильно, что-то - не правильно. В итоге потом понимала, как надо было. Самое главное у юриста - практика. Никакое образование учреждение не выпустит из своих дверей грамотного и опытного специалиста, умеющего решать реальные, а не теоретические проблемы. Но вот работа в самом центре банкротных войн, с невероятными и обозлёнными оппонентами - лучший опыт. Когда в 2017 году я начала работать отдельно, как частно-практикующий юрист, я поняла, что так я далеко не уеду: что мне нужна команда и более крупные задачи, чем споры с соседями и дела по ДТП.  В 2018 году начала работу юридическая компания DMPRAVO, мы оказывали юридические услуги широкого профиля. У нас было и банкротство, и семейные споры, и строительные дела и даже уголовные. Имея опыт работы в коллегии адвокатов, я думала, что это нормально - работать во всех сферах одновременно. Но, признаться честно, качество наших услуг было на троечку. Очень слабое. Грамотных специалистов на рынке нет, никто их юристов работать не хочет, а кто работает - так после него надо всё переделывать. Так как им надо платить зарплату, а ещё оплачивать офис, консультант плюс и другое программное обеспечение, мы брались за любые дела и делали их как могли.  Самым странным делом у нас была попытка спасти сидевшего в тюрьме заключенного за убийство от уголовной ответственности. Дали такую задачу - делаем. Как - не понятно. В итоге мы только помогли ему передачки пару раз передать и справки от врачей собрать для врачебной комиссии. И так сейчас работают многие юридические компании. Из этого мы выбрались в 2019-2020 году, когда начали работать исключительно в банкротстве. У нас были и до сих пор есть небанкротные дела, но мы их берём для того, чтобы больше знать и уметь в том же банкротстве, ведь всё здесь взаимосвязано. Если, например, не уметь делать развод и раздел имущества супругов, не знать нюансов этой процедуры - то можно потом облажаться в банкротстве, где единственным вариантов для сохранения имущества должника будет развод. Так и с другими делами. Основное наше отличие - это то, что все наши юристы являются грамотными специалистами в делах о банкротстве. Благодаря этому мы можем брать целые банкротные проекты и уверенно решать задачи в банкротстве, ведь это наш основной профиль. Как видите, я прошла путь от штатного юриста до руководителя юридической компании в сфере банкротства. И только сейчас, благодаря этому пути, я могу увидеть колоссальную разницу между услугами штатного юриста, юриста-фрилансера, юриста/адвоката общего профиля и специалиста по банкротству, так как сама работала в каждом из этих амплуа."

Ошибки юристов-неспециалистов в делах о банкротстве юр.лиц

Для защиты интересов в сфере банкротства юрист должен обладать особым опытом участия во всех обособленных спорах по делам о банкротстве. Начиная от простых дел, заканчивая субсидиарной ответственностью, оспариванием сделок и работе на стыке с уголовными делами. Да, юрист-фрилансер или штатный юрист может тоже что-то сделать в банкротстве, и может даже выиграть дело, но это по большей части вопрос его везения: какие ему достанутся оппоненты, судья и обстоятельства спора. Это то же самое, что и врач-терапевт, который может прописать лекарства, чтобы вылечить ангину. Но врач-ЛОР, т.е. узкий специалист, сможет не только её вылечить, но и выявить причину заболевания ангиной, устранить рецидивы и исключить вероятность осложнений. А может вообще установить, что это и не ангина вовсе. Основные проблемы и ошибки юристов-неспециалистов (т.е. тех, кто не относится к юристам по банкротству): 1. Незнание законодательства о банкротстве. Так как дела о банкротстве - это не один спор, как в прочих арбитражных делах, а сразу несколько, их сложность заключается в многообразии, разнообразии и отсутствия достаточного правового регулирования таких споров. Чтобы разрабатывать стратегию защиты в споре о признании сделки недействительной, нужно не только знать о том, как защитить сделку, но и обладать представлением нюансов законодательства о банкротстве, которое отличается от прочих дел. 🔹Пример. У одного нашего знакомого Рината был юрист, который проиграл ему спор ценой в 33 миллиона рублей. Юрист получил от Рината документы, подтверждающие реальность сделки купли-продажи недвижимости и её полной оплаты, но не принёс их в суд, так как решил, что достаточно будет заявить о пропуске срока исковой давности, т.к. сделка была совершена 5 лет назад. Но в банкротстве сроки давности отличаются от общих сроков, и считаются по-другому. В итоге по своему незнанию юрист подставил своего клиента на 33 миллиона рублей. 2. Неправильное переоформление (вывод) имущества. Одни юристы говорят: здесь нельзя выводить имущество ни в коем случае, т.к. это сыграет против вас как красная тряпка на быка. А здесь как раз нужно перепродать имущество и просто правильно оформить сделку. В другом деле юристы говорят: переоформляем имущество! И заключают три цепочки договоров купли-продажи, которые потом оспаривают в банкротстве. Чтобы выводить имущество, нужно не просто правильно подписать договор и провести оплату, но и исключить все варианты возможного оспаривания такого вывода, а также выждать сроки, чтобы сделка потом не попала под огонь. Если этого не сделать, то весь вывод имущества будет бесполезным. 🔹Пример. Как-то раз к нам на консультацию приходил собственник группы компаний в сфере общепита, и когда мы ему расписали дорожную карту, где было указано на переоформление имущества, то он решил всё сделать со своим юристом. В итоге они подписали договоры купли-продажи 6-ти нежилых помещений (где были действующие рестораны), зарегистрировали их в Росреестре, и пришли к нам за скидкой. Ресторатор сказал, что подготовился к банкротству уже. Мы его в работу не взяли. И сейчас в Картотеке арбитражных дел видно, что кто-то его всё же взял, и все 6 договоров купли-продажи у него оспорены со стороны кредитора. 3. Неверная стратегия защиты в спорах по истребованию, привлечению к субсидиарной ответственности и оспариванию сделок. Как ни странно, основной стратегией защиты в этих спорах у юристов-неспециалистов является "отложиться". Они откладываются, забывают про дело на месяц, потом вспоминают о нём перед заседанием и пытаются отложиться ещё раз, но уже безуспешно. Чтобы уметь выстраивать стратегию защиты в сложных спорах по делам о банкротстве, нужно иметь от 10 лет реальной практики в таких делах. Для этого юрист должен смотреть далеко за пределами того спора, где он работает в настоящий момент - стратегия должна охватывать ещё 5 лет работы вперёд, с продумыванием действий оппонентов и появлению других возможных споров. 🔹Пример. В одном из банкротных дел, где мы представляем интересы кредитора (взыскиваем долг с компании-должника), должника защищают юристы. Эти юристы каждый раз приходят в суд с пачкой пояснений, но не приносят ни одного доказательства. В суде они красиво выступают, что-то доказывают, но без доказательств проигрывают спор за спором. Хотя им удалось защититься от пары сделок и субсидиарной ответственности директора, спор о взыскании с того же директора убытков они уже отстоять не смогли. Потому что изначально этот вопрос не продумали и не спланировали наши действия. В итоге вся их 3-х летняя работа в банкротстве ни к чему не привела. 4. Неверная стратегия взаимодействия с арбитражным управляющим. В каждом из дел нужно выстраивать особенные отношения с арбитражным управляющим. Их настрой зависит от ситуации и конкретных обстоятельств дела, от того, кто подал на банкротство, в чьих интересах работает арбитражный управляющий, какие действия совершает. Где-то нужно с ним вести себя агрессивно, обжалуя каждый его шаг и написывая на него жалобы в Росреестр. В других же делах нужно его холить и лелеять. Какой вариант выбрать - задача специалиста по банкротству, с которой кроме него никто не справится, а сделает только хуже. 🔹Пример. К нам в прошлом году обратился должник, которому ранее помогал банкротиться адвокат. Адвокат насоветовал такого, что мы до сих пор не можем разгрести все возникшие из-за его советов проблемы. В итоге с его рекомендации должник договорился с управляющим на определённые действия (хотя мог законно защитить свои интересы сам, без этих тонких вопросов), но управляющий его подставил: и деньги взял, и сделку ему оспорил. А если бы адвокат имел опыт работы в делах о банкротстве, то защитил бы сделку так, что должник и с деньгами остался бы, и с имуществом. 5. Незнание бухгалтерии и перекладывание ответственности. У всех штатных юристов виноват бухгалтер, а у всех штатных бухгалтеров виноват юрист. Причём ни юрист не разбирается в бухгалтерских вопросах, ни бухгалтер - в юридических. Отсюда юристы не умеют правильно составлять бухгалтерский баланс должника, готовить компанию к банкротству и использовать показатели баланса в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности и оспаривании сделок (при установлении признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества). 🔹Пример. В одном деле мы столкнулись с тем, что в судебные заседания вместе с директором должника и его юристом приходил бухгалтер. В итоге директор не понимал вообще ничего из того, что его спрашивал суд, юрист передавал бухгалтерские вопросы бухгалтеру, а бухгалтер давал на них бойкие ответы. Наговорил так, что директора привлекли к субсидиарке в первом же заседании. Исходя из всего этого, вывод один - защита интересов в делах о банкротстве должна осуществляться исключительно профильными специалистами.

Статья является частью телеграм-обзора, размещаемого в феврале 2024 года на канале Банкротство с DMPRAVO  в формате мини-курса "Моя компания - банкрот. Защищаем должника-юр.лицо и его директоров/участников в банкротстве". В следующей статье мы подробно разберём, что делать и как себя вести в процедуре банкротства от должника. Не переключайтесь! DMPRAVO © 06.02.2024

Footer logo

DMPRAVO © 2017 - 2023